Календарь ролевых игр

Календарь интеллектуальных игр

Библиотека:
Библиотека ролевых игр

Библиотека
интеллектуальных игр
Творчество Оргстроительство

Иное

В нашем каталоге представлены ссылки как на материалы с сайта Орк-клуба, так и на материалы с других сайтов. Последние открываются в новом окне.
Каталог постоянно пополняется.

Орк-клуб 2.0 » Библиотека » Творчество » Миры » История военной авиации. Глава 2. Непризнанный гений

История военной авиации. Глава 2. Непризнанный гений

Ильдар Валишин (Lt. Ivy)

Мало кто из простых смертных знал об этом документе. Точнее было бы сказать, что никто из них о нем даже не догадывался. А между тем этот листок бумаги мог повернуть (и зачастую поворачивал) историю государства в направлении прямо противоположном логике и здравому смыслу. Таким таинственным документом являлся «Кодекс Императора». Цитата из пункта 4-го:

 

«...В случае же, если военная кампания была проиграна, Император должен не позднее чем через два года после поражения повторить вторжение и по его результатам оценить противника либо как непобедимого и в ближайшие десять лет воздерживаться от конфликтов с ним, либо как побежденного в честном бою и брать с него контрибуции, требовать аннексий и вообще поступать с ним так, как заблагорассудится для вящей выгоды и славы Империи...»

 

Исходя из этого, Императору предстояло рано или поздно отдать приказ к атаке и... И состояние вооруженных сил за последний год нисколько не улучшилось. Помочь победить в будущей войне могло только чудо. И Император с присущим ему фатализмом, который многие ошибочно принимали за безразличие, ждал этого чуда.

 

Ремарка I. Сон Грановски

 

Бричка повернула с тракта налево. На вопрос Германа о причине отец буркнул что-то об одолженных гвоздях, которые уж месяц как собирался забрать. Герман пожал плечами. Деревня, в которую они приехали, была просто одной из сотен похожих друг на друга деревень, в которых Герману Грановски приходилось побывать где проездом, а где и по долгу службы. Единственное, что сразу бросилось Грановски в глаза, - это жирный двенадцатифутовый в диаметре карп, лежащий на земле в неестественно незаполненном промежутке между домами.

 

- Дохлый, - подумал Герман и подошел поближе. Карп был вполне себе живой. И лежал он не на земле, как сперва показалось, а в глубокой луже. Лежал, хлопал жабрами и жрал брикетированное сало в целлофановой упаковке прямо из штабеля.

 

С крыльца ближнего к карпу дома сошел всклоченный дедок с лицом, которое можно было бы назвать хитрым, если бы оно не смотрело на Грановски и его отца через прицельную линию старой, но хорошо ухоженной двустволки.

 

- Явились, - констатировал воинственный дедок и назвал отца и сына нехорошим словом во множественном числе. - За гвоздями небось?

 

- За ними - спокойно ответил отец, который как старый военный оружия не боялся.

 

- Ты, стервец, хоть смотрел, что за гвозди у тебя были??? - дед сорвался на крик. Грановски заподозрил что-то неладное, а старичок продолжал. - Ты на коробку посмотри! Посмотри, говорю!

 

Отец достал из кармана коробку и вслух перевел с ронского:

 

- Гвозди. Длина 3 дюйма. Беречь от воды. Три восклицательных знака.

 

- Ты ж, подлец, мне коробку не оставил, а я полы в бане этими гвоздями... А попарился я в первый раз и пошли твои гвозди в рост! Баню в щепки развалило, земную кору пробило, и вот озеро образовалось. А в нем рыба. Карпы.

 

- А почему карпы твои здоровые такие?

 

- Так они ж мое сало жрут...

 

- К чему бы это? - спросил Грановски своего капитана, рассказав странный сон.

 

- К чему? - капитан глубоко затянулся дешевой папиросой. - Я думаю, убьют тебя, Грановски...

 

- Догадлив ты, капитан.

 

Глава II. Непризнанный гений

(продолжение)

 

Эта новость выбила Императора из колеи. Император просто не был готов к ней. Никто в Империи готов к этой новости не был. Барон Лорк, отчаявшись получить субсидии на строительство своего (как его там? Аэростата? Да, аэростата), объявил о самостоятельном начале строительства этого чудо-оружия. Таким образом, под боком у Имератора создавалось нечто, способное изменить само представление о современной войне. Ситуация складывалась совершенно неприемлемая.

 

- Министр финансов!

 

- Что угодно Вашему Величеству?

 

- Узнайте, сколько золота необходимо барону для завершения его проекта.

 

- Министр безопасности!

 

- Слушаю.

 

- Разработайте план мероприятий по обеспечению секретности проекта и его защите.

 

- Министр пропаганды!

 

- Слушаю Вас!

 

- Ни одна строчка об изобретении барона Лорка не должна появиться в газетах.

 

- Министр иностранных дел!

 

- Милорд?

 

- Необходимо в ближайшее время ограничить въезд иностранцев во владения барона Лорка. Под любым благовидным предлогом. Впрочем, и неиностранцев тоже.

 

- Объявим там карантин по оспе, милорд.

 

- Министр культуры!

 

- Да Ваше Величество?

 

- Объясните мне, пожалуйста, зачем вообще Империи нужно ваше министерство?

 

Ремарка II. Особая честь

 

- Командир, у меня небольшая личная просьба.

 

- Слушаю, Грановски.

 

- Моя жена... В общем, у нас скоро будет ребенок, и я хотел попросить вас не направлять меня в дальние рейды.

 

- Это довольно сложное дело, Грановски. На следующий месяц запланированы две разведывательные операции на Энголле. Кого как не вас туда посылать? Впрочем... Впрочем, сверху требуют одного человека для выполнения особого задания внутри страны. Хочешь, рекомендую тебя?

 

- Буду весьма благодарен.

 

- Мари, кажется, я остаюсь в Империи еще месяца на четыре.

 

- Это хорошо, Герман. Я всегда волнуюсь, когда ты уезжаешь. Почему бы тебе не найти работу поспокойнее?

 

- Не знаю, Мари... Давай пока не будем об этом.

 

Глава II. Непризнанный гений

(продолжение)

 

- Император, барон Лорк заявляет, что на данной стадии ему необходимо двадцать три с половиной тысячи.

 

- Выделить. Что с охраной объекта?

 

- Чтобы не демаскировать объект, было решено направить туда всего одного человека, но лучшего из всех, кто у нас имеется.

 

- Очень интересно... И кто это?

 

- Старший сержант Герман Грановски.

 

- Хотелось бы с ним встретиться.

 

- В ближайшее время, Ваше Величество.

 

Бригадному генералу Эрби Геллу, срочно, секретно: немедленно начать организацию учебного центра по подготовке бойцов штурмовых абордажных групп, способных захватывать корабли и суда противника и при необходимости управлять ими. Ускоренно (в течение одного года) подготовить абордажную команду численностью 30 человек.

 

Император

 

Приказ застал генерала врасплох. Да, когда-то он предлагал развивать это направление, но как же давно это было... Он был еще только майором. Правда, при этом он был еще и лучшим диверсантом в армии, но это было тогда.

 

Еще большей неожиданностью явилось предписание явиться ко двору Императора старшему сержанту Герману Грановски.

 

- Мари! - крикнул он жене. - Где мой парадный китель?

 

- Ты и вправду не помнишь? - искренне удивилась Мари.

 

Грановски вспомнил и густо покраснел. Лет пять назад, после возвращения с одной очень уж бесшабашной операции, Грановски выдал длинный монолог на тему: «И уж парадное-то обмундирование нам носить, бог даст, не придется». После чего натянул ненадеванный еще китель на пугало. После чего ребята, перепугав насмерть всех соседей, весело разнесли пугало из дробовиков, карабинов и ручного пулемета.

 

Грановски явился во дворец даже не в повседневной, а в полевой форме. Личный секретарь Императора критически окинул его взглядом и велел немного подождать. Ждать пришлось недолго - через полчаса Грановски вызвали.

 

Император был не один. Пожилой, но еще очень крепкий генерал сидел с ним за одним столом и так же внимательно смотрел на Грановски.

 

- Пожалуй, он ничего, - произнес генерал после нескольких секунд изучения. - Он ведь воевал в одном отряде с Ферро, а Ферро был моим учеником.

 

- Век живи - век учись, - подумал Грановски. - Буду знать теперь, где делают таких психов.

 

- Сержант, - Император сразу перешел к делу, - вам предстоит выполнить задание, важность которого столь велика, что я даже не буду напоминать про подписку о неразглашении. Чтобы окончательно развеять все ваши сомнения о серьезности возлагаемой на вас миссии, я предлагаю вам самому выбрать награду, которую вы получите после того, как дело будет сделано.

 

- Герцогский титул с правом наследования, соответствующий титулу земельный надел, офицерское звание, - Грановски скрыто надеялся, что сейчас его просто выкинут из кабинета, а заодно и из армии. Надежда не оправдалась.

 

- Достойный выбор, сержант. Вы поступаете в распоряжение генерала Гелла. Он введет вас в курс дела. Все свободны.

 

- Пойдем, сержант, разговор будет долгим.

 

Ремарка III. Без названия

 

Долгий разговор проходил за бутылкой (тремя) крепленого таллийского, поэтому пересказать его дословно и литературно невозможно.

 

Тезисы попойки:

 

1. Еще не один глупый человек не просил таких наград за задание, сути которого не знает. Следовательно, Грановски - глупый, жадный, нескромный и мерзкий человек.

 

2. Задание, о сути которого не говорят до того, как говорят о наградах, самоубийственно по умолчанию. Благородный человек не станет отдавать такие приказы. Следовательно, Гелл - неблагородный, низкий человек.

 

3. Приказ отдан непосредственно Императором; задачей же Гелла является всесторонняя подготовка Грановски к выполнению этого задания. Следовательно, Гелл не является неблагородным, низким человеком.

 

4. Гелл не является неблагородным, низким человеком. Следовательно, неблагородным, низким человеком является Император.

 

5. Всякая власть, которая неблагородно, низко обходится с людьми, долго не протянет. Следовательно, поднимется еще над троном тиранов мускулистая рука пролетариата.

 

6. Два пьяных солдата побили в честном бою четырнадцать гвардейцев Императора. Следовательно, гвардейцы совсем не умеют драться.

 

7. Гелл - замечательный, добрый, душевный человек.

 

8. Грановски - замечательный, добрый, душевный человек.

 

Система подготовки личного состава, созданная генералом Геллом, казалась на первый взгляд тяжелым параноидальным бредом. Да и на второй взгляд найти в Системе рациональное зерно было невозможно, равно как и на четвертый, двадцатый и десятитысячный взгляды. У Системы было всего одно несомненное достоинство. Она работала - Грановски понял это, когда впервые прочитал мысли генерала - все его мысли за последние 30 лет. А еще он понял, что генерал Гелл является одним из лучших специалистов по подрывному делу. И что он - старший сержант Грановски - теперь ничуть ему не уступает. Впрочем... Впрочем, генерал Гелл тоже узнал в тот день много нового.

 

Глава II. Непризнанный гений

(продолжение)

 

Золотые имперские дублоны доставлялись барону под прикрытием 4-го батальона 1-го пехотного полка (красный орел на сером щите), традиционно использующегося для сопровождения особо важных грузов. По прибытии золото было передано под охрану баронской охранной роты. Этот день - 6 марта 1652 года - позже начали называть днем рождения воздухоплавания.

 

Подворье барона переходило на военное положение: закрытые ворота, пройти через которые можно было лишь по предъявлении бумаги, подписанной ни много ни мало Императором, расчехленные пулеметы на стенах и даже спаренный двадцатимиллиметровый «Баронет» на донжоне. Из замка были удалены все, кто не имел отношения к постройке аэростата либо охране его. Ров вокруг замка рыть не стали, но не от лености и не из экономии, а лишь потому как особенности грунтов не позволяли сделать это с достаточной оперативностью.

 

Тем временем с северо-запада к замку подползали два человека в грязно-оливковых комбинезонах без знаков отличия.

 

Ремарка IV. «...вальяжное теченье частных войн...»

 

Один из подползающих к замку достал из компактного вещмешка мощный бинокль, быстро, почти мельком, взглянул на замок и протянул бинокль напарнику.

 

- Какие соображения?

 

- Против прямой атаки они защитились достойно, но опытный шпион, особенно если его готовили на базе государственных заведений, пройдет. Не без проблем, но пройдет. Я бы прошел. Вы, соответственно, тоже.

 

- Согласен, Грановски. Поэтому лазутчиков, иже такие будут иметь место, ловишь ты. Ловишь и закапываешь на месте. Опыта в этом деле у тебя теперь не меньше, чем у меня, но сам понимаешь, что даже наш суммарный опыт не есть гарантия успеха.

 

- Генерал, давно хотел вас спросить... А почему вы были уверены, что система вообще будет работать?

 

- Не знаю, Грановски... Все настолько запутано, что я никогда не видел причин, по которым ей следует не работать. Ладно, я пополз назад, не выпендривайся тут слишком - здесь тебе не Энголла.

 

Выпендриваться Грановски и не думал, он уже выработал свой план антидиверсионных мероприятий и отказываться от него не планировал. План был прост до безобразия: наиболее удобные, с точки зрения диверсанта или разведчика, подходы к замку (болото к юго-востоку и прилегающий лес) минировались множеством предварительно подвезенных мелких и средних противопехотных мин, объединенных в единую сеть, а в месте, куда сунулся бы лишь самый наглый визитер (прямо вдоль единственной дороги к замку, мимо блокпоста эпидемиологической службы), Грановски обустроил себе маленький схрон, тщательно замаскированный дерном и ветками. Правда, первые четыре недели появлялся он здесь, только чтобы отоспаться, - минирование съедало большую часть времени, зато потом, когда суммарный заряд минного поля составил более двух тысяч фунтов тротила, старший сержант Грановски занял свой пост наблюдения и начал ждать врага. В соответствии с «Планом антидиверсионных мероприятий», ждал врага Грановски исключительно в светлое время суток. Ожидание было скучным, но зато неутомительным.

 

План минных полей Грановски не составил. Они взорвались в 14 часов 52 минуты, 24 мая 1653 года по неизвестной причине. Синхронный взрыв был хорошо слышен далеко за пределами баронства.

 

Глава II. Непризнанный гений

(продолжение)

 

...Наступившее наконец-то лето 1652 года было дождливым и холодным. Старший сержант Грановски мерз в своем схроне, лишь раз в два дня обходя контрольные участки, Генерал Гелло раз в неделю наведывался, снабжая едой и новостями, Император требовал у барона Лорка дату окончания постройки аэростата, коему в официальных бумагах уже было присвоено гордое имя «Виктория»...

 

Барон Лорк тщательно вытер письмом Императора жирные после недавнего обеда руки и, подумав минуту, принялся писать ответ.

 

Ваше Величество! Счастлив сообщить Вам о том, что постройка аэростата продвигается как нельзя лучше. Мы преодолели трудности, возникшие при возведении стапелей, и закупили лучший материал для обшивки. Испытание его в композиции с полимерными смолами показало, что даже огонь из крупнокалиберных пулеметов не сможет критически повредить «Викторию». В случае точного соблюдения графика поступления денежных средств согласно предоставленным мной финансовым документам, «Виктория» поднимется в воздух в последней декаде сентября.

 

12 июня 1652 года

 

Барон Лорк

 

- Конец сентября... Хорошо... Но не слишком... Министр финансов заверил, что выплаты будут идти по графику... Надо готовиться к новой Энголльской кампании, а для этого... Вывести флот в море. Якобы на учения. Подготовить команду для десантирования с аэростата, способную действовать в отрыве от баз снабжения... Мало времени... Придется готовить на базе флотских абордажных команд и морской пехоты. Краткий курс теории городского боя - не бог весть что, ну да ладно... Секретность! Как гарантированно скрыть факт нетрадиционной боевой подготовки штурмового подразделения? Как? Вести подготовку прямо в море. «Виктория» потом захватит десантников и выйдет на курс. Корабли тем временем начнут обстрел береговых укреплений - для отвлечения противника от основной цели. Кстати... Надо бы определить эту самую главную цель. - Император прервал мысль на середине и приказал немедленно вызвать адмирала Эрика Берна - командующего Военно-морским флотом Империи.

 

Корабли уходили в океан. Учения по сценарию «Парящий Альбатрос» - абсолютно ничего не значащее название. А за ним... Отработка взаимодействия кораблей в нейтральных водах в двух днях пути до злополучной Энголлы. С возможностью немедленной передислокации к ее побережью.

 

За ходом учений Император не следил. Дел было и без того достаточно. В Столице был выявлен предположительно энголльский шпион. Предположительно - потому что во время задержания он оказал ожесточенное сопротивление и был убит. Кроме того, были убиты три оперативника Министерства безопасности, что, в общем-то, являлось обычным делом - оперативников в Столице вообще убивали часто (ошибочно принимая за полицейских). Лишь одно было ясно - агентура противника активизировала свои действия. Следовательно, долго скрывать подготовку к боевым действиям не удастся... А уж до сентября точно... Следовательно, придется форсировать строительство, что потребует новых инвестиций... Война - чертовски дорогое удовольствие...

 

«...Если у тебя тысяча легких колесниц и тысяча тяжелых, сто тысяч солдат, если провиант надо отправлять за тысячу миль, то расходы внутренние и внешние на прием гостей, материал для лака и клея, снаряжение колесниц и вооружение - все это составит тысячу золотых в день. Только в этом случае можно поднять стотысячное войско...»

Сунь-Цзы, «Трактат о военном искусстве», глава II

 

Обеспечение секретности операции накрылось большим обмедненным тазом в ночь с 12 на 13 июля, когда потерявший ориентацию энголльский сейнер «Тритон» подошел на опасно близкое расстояние к миноносцу «Звенящий» (капитан - Реми Галлахад). Огнем главного калибра принятый за брандер сейнер был уничтожен. 13 июля в 13:30 правительство Энголлы выразило протест против этого акта агрессии и потребовало незамедлительно отвести флот на 500 миль от энголльского побережья. Любопытно, что в ноте протеста инцидент с «Тритоном» был датирован 11-м июля. Исходя из этой нестыковки в датах (предположительно вызванной внештатной ситуацией на сейнере - или, действительно, брандере), недавней перестрелки в Столице и раскручивающейся шпионской истории о срыве 1-ой Энголльской кампании агентами противника, аналитики Министерства безопасности пришли к выводу о грандиозной провокации, организованной спецслужбами Энголлы.

 

Чувствуя назревание кризиса, министр безопасности - человек прямой и беспристрастный - официально признал, что сомневается в успешном исходе тайной войны. Император наградил его Крестом Почета и тут же отдал приказ всем кораблям, участвующим в учениях «Парящий Альбатрос», приступить к крейсерским операциям вблизи берегов Энголлы.

 

Барону Лорку.

 

Ввиду особых обстоятельств, настоятельно рекомендую завершить строительство аэростата «Виктория» не позднее второй декады августа. Любые необходимые дополнительные финансовые средства будут незамедлительно выделены.

 

Император

 

Действия Имперского флота были на редкость успешными и скоординированными: разгром береговой артиллерии, блокированные в портах боевые корабли противника (дважды предпринималась попытка прорыва и дважды море озарялось пожарами на покидаемых экипажами энголльских броненосцах); трижды невиданные доселе подводные суда пытались подтолкнуть на длинных шестах мины к борту флагмана и трижды всплывали на поверхности океана радужные бензиновые пятна; пять раз смертники на быстроходных моторных лодках устремлялись в последний рывок и пять водяных столбов, выросших на секунду над океанской гладью, стали им обелисками... Действия флота действительно были выше всяких похвал.

 

И именно этот ярко выраженный успех начального этапа кампании наводил Императора на горькую мысль о том, что небеса еще припасли для Империи какую-то очень большую и очень неприятную плюху...

 

Ремарка IV. Звездный час барона Лорка

 

...день 30 июля стал самым черным днем в жизни бригадного генерала Эрби Гелла - именно в этот день, в 14:23, он понял, что старшего сержанта Германа Грановски больше нет в живых...

 

...холодные струи косого дождя били в лицо. Копыта коня вязли в глинистом месиве дороги, ветер срывал капюшон анорака, но уже в шесть часов вечера генерал Эрби Гелл стоял на коленях перед телом старшего сержанта Грановски.

 

Из донесения бригадного генерала Э. Гелла:

 

«...уничтожившего перед тем в скоротечном бою семерых нападавших. После этого я, в силу обстоятельств нарушив Ваш приказ о невмешательстве в работу барона Лорка, приехал в его замок и нашел его оставленным. Никаких следов работ мной там обнаружено не было. Обнаружены свежие следы подвод, покинувших замок и проследовавших с кратковременной остановкой мимо поста ст. сержанта Грановски к небольшой пристани на Алагваде».

 

Глава II. Непризнанный гений

(окончание)

 

Министр безопасности сидел за широким столом напротив Императора. Он говорил, что сейчас его оперативники пытаются выяснить, был ли барон Лорк авантюристом-одиночкой (126 тысяч дукатов - неплохой куш даже по государственным меркам) или иностранным агентом. Вторую версию министр озвучил с явной неохотой, хотя, по его мнению, именно эта версия полностью отражала состояние дел в его службе...

 

- Ладно, министр, - вздохнул Император, - какое ваше личное мнение по этому поводу?

 

- Мы переконспирировались, Ваше Величество. Чертежи проверены нашими ведущими инженерами, и в них не найдено критических ошибок. Мы слишком хотели поверить в чудо. А чудеса бывают редко. И ради даже маленького чуда обычно надо проделать уйму грязной работы.

 

- Да, министр. Пусть это послужит нам уроком. Чуть не забыл! У этого сержанта - Грановски - есть семья?

 

- Да, Император. Жена и новорожденный сын. Я не уверен, что Грановски успел его увидеть.

 

- Я хочу, чтобы они ни в чем не нуждались. Кроме того... Грановски должен быть похоронен в офицерском секторе Военного кладбища. Он просил герцогский титул... Ему будет посмертно пожалован титул герцога Энголльского. Да! Пусть не в этот раз, но рано или поздно мы возьмем ее!

 

- Я не сомневаюсь в этом, Ваше Величество.

 

И министр безопасности, надев на нос свое знаменитое пенсне, записал что-то в свой серый с черным кантом блокнот.



  © Орк-клуб, 2003-2011. © Все права на тексты принадлежат указанным авторам.
С вопросами и предложениями пишем сюда